Клуб МАМАКАБО Ваши заявки на участие и проведение Вокруг фестиваля
О МАМАКАБО Участники Форум Андрей Баранов
Новости Афиша CD/DVD Контакты
Летопись Партнеры Друзья Для прессы
Фото  |  Видео  |  Аудио  |  Пресса
 
 
  
  
ВОЛОГДА-2006. ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОРГАНИЗАТОРОВ.


Мнения вологодских организаторов «МАМАКАБО»

Светлана Резникова, директор фирмы «Овация» –

- Светлана, какие у вас впечатления от Второго фестиваля «МАМАКАБО» в Вологде?

- Ну, вы сами видели, что творилось в зале, как принимал зритель, какое было тепло от зрителя. И, несмотря на то, что второй день фестиваля был с пяти до одиннадцати, из зала ушло из зала всего процентов пять зрителей, остальные все остались и были с нами до конца. На самом деле у меня просто нет слов. Потому что это сделали мы – все вместе – музыканты, организаторы… Мы сделали просто великое дело для нашего города.

- Я знаю, что идею проведения первого фестиваля в Вологде предложил замечательный музыкант, любимец Вологды, один из хэдлайнеров «МАМАКАБО» бард-рокер Андрей Козловский. А почему именно фирма «Овация» решила поддержать эту идею?

- Почему наша? Ну, во-первых, мы друзья, хорошие знакомые с Андреем, мы ему доверяем.

- Других музыкантов, кроме Козловского, вы тогда не знали?

- Нет.

- Вероятно, они произвели на вас впечатление, если вы решили пригласить их и в этом году?

- Не то слово. (смеется).

Светлана Резникова за кулисами фестиваля


- В этом году, на Втором фестивале «МАМАКАБО» в Вологде у вас впервые в числе приглашенных – «Белый острог» и Энвер Измайлов.

- Да, они у нас в первый раз. И Вы, наверно, сами видели, как публика их принимала. В конце выступления Энвера Измайлова публика просто не хотела его отпускать, зал встал, после этого ко мне на мобильный телефон стал приходить шквал сообщений, да и просто люди подходили лично, просили устроить в Вологде сольный концерт Энвера Измайлова. Мы разговаривали с Энвером, и Энвер согласился к нам приехать уже с сольным концертом.
Что касается «Белого острога», то они тоже настолько довольны всем, что происходило в эти два дня в Вологде, что мы с ними уже договорились, что и у них в сентябре-октябре тоже будет сольный концерт в нашем городе. Я надеюсь, что не только у музыкантов, но у всех зрителей и гостей из Москвы, которые приехали на фестиваль, остались хорошие впечатления об организации.

- Без сомнения. Кроме того, что организация была профессиональной, она была еще и по-настоящему, «по-вологодски» сердечной, что сразу же оценили все музыканты.

- Здесь я просто хочу сказать, что, хотя этому многие могут не поверить, что на первом месте у нас не стоит зарабатывание денег. На первом месте для нас – желание донести до наших зрителей настоящее, живое, искреннее искусство, настоящую живую музыку.
Мы ведь сознательно взяли на себя знакомство современного слушателя с подобной музыкой. Потому что это действительно тяжелый труд. Мы же все знаем, что творится на современных радио и телевидении, какая музыка является там приоритетной. На фестивале «МАМАКАБО» каждый музыкант – это талантище, мэтр – Измайлов, Малолетов, Четвергов, Смирнов, «Белый острог»… Ребята из «Белого острога» - всего гитара и скрипка, а творят на сцене что-то запредельное! И этих музыкантов на радио или телевидении почти нет, они «за кадром», их практически не знают. Я имею в виду не профессионалов, а основную аудиторию.

- Наш друг, замечательный музыкант, создатель «Норд-Оста» Алексей Иващенко и один из будущих участников «МАМАКАБО» как-то сказал, что на фестивале «МАМАКАБО» «мы играем музыку, которой нет». То есть, ее нет ни на радио, ни на телевидении, но кто-то все-таки упрямо продолжает ее играть.

- Знаете, если возвратиться к вопросу о том, почему мы решили организовать фестиваль в Вологде, то я вспоминаю, каким приехал Андрей Козловский с первого фестиваля «МАМАКАБО» в Волжске. Помню, как он нам тогда сказал: «Ребята, ну давайте сделаем фестиваль!» И, наверно, именно он вообще подтолкнул к тому, чтобы организовалась сама фирма «Овация». Мы тогда все сели и подумали, что все мы настолько любим музыку, что готовы очень многое пожертвовать ради того, чтобы познакомить с хорошей музыкой наших слушателей. Так мы сели, все соразмерили и решили: «А ведь сможем? - Сможем!»

- Вчера, когда играл Ваня Смирнов со своим замечательным «Квартетом», мне почему-то подумалось, что такой фестиваль, как «МАМАКАБО», может продолжаться именно в ощущении единства всех музыкантов. И, может, поэтому ему так тяжело пробиваться в современном мире, где царствуют жесткие законы конкуренции. С одной стороны, сейчас время одиночек-конкурентов, с другой стороны – коллективной машины шоу-бизнеса. А фестиваль «МАМАКАБО», как мне кажется, удерживается на тонкой грани музыкальной соборности, когда каждый из музыкантов, являясь яркой индивидуальностью, в то же время не отделяет себя от общего музыкального движения «МАМАКАБО». Каждый участник «МАМАКАБО» вносит уникальный вклад в общую атмосферу музыкального братства совершенно разных по стилю и жанру музыкантов.

- Совершенно согласна с Вами. Именно поэтому я думаю, что мы не просто можем держаться друг за друга, а просто обязаны это делать.


Юля Арсеньева, главный редактор радио «Премьер» (Вологда).

Юлия Арсеньева. Радио Премьер.- Юля, я знаю, что Вы – один из самых активных сторонников фестиваля «МАМАКАБО» в Вологде, вот уже второй год, и оказываете ему саму широкую информационную поддержку. Что Вас подвигло на это?

- Так, если говорить о том, что подвигло, то ничего бы не было, если бы не Козловский. Потому что Козловского я знаю с детства, он у нас легендарная личность в городе, а моя бабушка, кстати, его лично купала в ванной.

- Я думаю, такими связями с Андреем Козловским мало кто может похвастаться!

- Да (смеется). У нас очень много легенд, связанных с ним, мама моя была еще в одном дачном кооперативе с его семьей, в общем, когда Андрей сказал нам – «Есть такой фестиваль, давайте поддержим», то у нас вопрос не стоял – поддерживать или нет. Слово Козловского, которого я просто обожаю – для нас закон. Я тогда ничего не знала ни о ребятах-музыкантах, ни о фестивале, но раз Андрюшка сказал, значит, надо что-то делать. Козловский, помню, тогда пришел и объявил – «К тебе придет Тимур Ведерников, вы с ним и договаривайтесь». Кто такой Ведерников, никто тогда не знал. Андрюшка привел Тимура, мы провели с ним эфир и потом пошли на фестиваль сами. Всем коллективом радиостанции.

- На фестиваль в Вологде?

- Да, в Вологде, в прошлом году. Поскольку мы – информационные партнеры, нам на халяву досталось много билетов. Пришли мы и … остались. Вот как все пришли, так все и остались. Это был такой шок! Совершенно невероятное ощущение – и качество музыки, и есть такое слово нерусское, мне оно не очень нравится – «драйв, энергетика» - но именно это там было, и вся атмосфера – просто потрясающая! Я помню, что привела на фестиваль маму, которой довольно много лет, но она очень активная женщина, так мама просто обалдела от этого фестиваля, сказала, что непременно пойдет туда в следующем году. И, естественно, в этом году у нас просто не было вопроса – поддерживать «МАМАКАБО» или нет. Все-таки наша радиостанция в целом – это мейнстрим, попсовая составляющая у нас доминирует, тем не менее, все-таки у нас в ротации есть одна песня Андрюши Козловского в исполнении Тимура - «Полный вперед». Мы стараемся, чтобы хоть что-то было в другом жанре. Весь год мы контактировали с Тимуром Ведерниковым, все очень ждали фестиваля «МАМАКАБО», все очень хотели пойти. Повторюсь, не было никаких вопросов по поддержке «МАМАКАБО» в Вологде.

- Вы видите разницу между первым и вторым фестивалем в Вологде?

- Конечно. В этом году фестиваль лучше, интереснее. Он лучше организован, есть очень интересные новые команды и музыканты – «Белый острог», «Арт-Кейли», Энвер Измайлов. Ну, и, знаете, как говорят – «на ошибках учатся». Проведя первый фестиваль, мы потом с ребятами обсуждали всякие нюансы, что лучше было бы изменить, что поправить в программе. Я, как человек из зала, могла высказать мнение «со стороны». Тимур спрашивал нас: «Ну, как?» Мы говорили – вот это понравилось, а это не очень. Конечно, мы не репрезентативная группа, мы не можем на это претендовать, но наше мнение, видимо, тоже учитывалось. Тимур, видимо, собирая различные мнения, учитывает их при составлении программы новых фестивалей.

- Кто произвел на Вас в этом году наибольшее впечатление?

- В этом году это Энвер Измайлов и «Белый острог». Просто потому, что всех остальных мы уже знаем и любим, а теперь узнали и полюбили еще таких фантастических музыкантов, как Энвера Измайлова, Юру Матвеева и Артема Якушенко. И мне лично очень обидно, что у организаторов фестиваля, Тимура Ведерникова, возникают проблемы с финансированием фестиваля. Я просто по роду деятельности знаю, как тяжело найти на такую музыку средства. Мы не менее ребят озабочены тем, чтобы этот фестиваль был, потому что людям эту музыку показывать нужно. Эту музыку не транслируют по радио, не показывают по телевидению, ее буквально «передают из уст в уста». И получается так, что человек один раз сходил и привел с собой еще друзей. Как у нас, например, получилось. И, как ни парадоксально, если фестиваль плохой, то один человек рассказал бы десяти, а если хороший – то только трем. Вот такие законы коммуникации. Поэтому я думаю, что Тимуру и ребятам не надо огорчаться и расстраиваться, что он тяжело идет, потому что такие вещи, как «МАМАКАБО», будут набирать обороты постепенно. И если они не утратят энтузиазма и энергии, я уверена, что третий фестиваль будет лучше, и подтянутся новые люди, которые услышали о фестивале от тех, кто на нем был, и захотят сами попробовать, что это такое. Я думаю, что вокруг фестиваля будет какое-то сообщество единомышленников, людей, которые будут узнавать себя по каким-то знаковым отличиям. Знаете, есть такие опознавательные знаки – «свой-чужой». Мы можем на радиостанции, например, так кликнуть – «МАМАКАБО» - и все сразу – «О-о-о!» Вот так же и в городе все будут сразу же понимать, о чем идет речь. То есть это человек своей тусовки, человек, который понимает и любит музыку. Не обязательно быть музыкантом – они по-другому музыку слушают. Зрители воспринимают все по-другому – «нравится-не нравится». Пошли мурашки по телу – значит, хорошо. А здесь мурашки все время – просто полный восторг.
- Многие зрители в Вологде признавались, что в прошлом году они были на одном дне фестиваля, а в этом году уже купили билеты сразу на оба дня, потому что поняли, что здесь надо быть от начала и до конца.
- Да, и я их понимаю. То, что ребята это делают, то, что это живое – самое главное. Вот у меня был звукорежиссер, саунд-продюсер радиостанции, который слышит музыку, как музыканты, а они по-другому ее слушают. Он слушает, расчленяя музыку на составляющие. Ему очень понравился Энвер Измайлов, он сказал про него так: «Классно лепит миксы прямо на ходу». То есть вот такое у него свое восприятие. Я вообще считаю, что людям, работающим с музыкой, на радиостанции, обязательно надо слушать музыкантов «МАМАКАБО», чтобы понимать, что вообще происходит в музыкальном мире, что можно делать с музыкой, если ты настоящий музыкант. Понимать, как это должно быть, как это можно делать. У нас сейчас везде чудовищное невежество, в том числе и в музыке. К сожалению, я тоже это «своими руками» транслирую в народ, поскольку у нас такой формат радио, увы, таковы его законы. И процесс перемены умов будет длительный, постепенный, тяжелый, но что-то должно сдвинуться. Главное, чтобы ребята не утратили энтузиазма, потому что проще всего разругаться, опустить руки, оставить все это – «а зачем это нам все надо?» Денег нет, геморрой все время, то там проводок не туда воткнулся, то что-то еще что-то не то. Люди творческие очень обидчивы, очень эмоциональны, если они не смогут собраться вместе – то тогда все. Кирдык этой стране.

- А как бы Вы, Юля, определили идею фестиваля?

- С идеей фестиваля я им говорила, как старый пиарщик, что нужен какой-то слоган, нужна какая-то идея - основная, глобальная, которая укладывается в несколько простых и понятных слов. Надо садиться и думать. Надо найти одно какое-то простое слово, которое бы выразило идею фестиваля понятно для всех. Если бы я не стеснялась, то назвала бы это «фестиваль о…ительной музыки».

- А теперь, как в анекдоте, не могли бы Вы это слово чем-то заменить?

- Ну, я бы назвала это «настоящее». Есть хорошее такое слово, которое все пытаются перетащить на себя, но оно приживется там, где это естественно. Если Киркоров будет говорить о себе, что это – настоящая музыка, ему никто не поверит. Если «Руки вверх» говорят, что это – настоящая музыка, им никто не верит – они на это и не претендуют. А эта музыка – настоящая. Любой эпитет можно здесь поставить, но его нужно найти. Вот эту фразу мы уже год не можем придумать. Чтобы на плакате «МАМАКАБО» была фраза – «Фестиваль «МАМАКАБО» – фестиваль такой-то музыки». Это большая сложная задача, креативная. В этой фразе должна быть концепция фестиваля и концепция музыки.

- Трудно выразить столько эмоций от музыки фестиваля в одной фразе.

- Да, это трудная задача, потому что ведь что бы мы ни говорили, фестиваль все равно будет жить по законам шоу-бизнеса, а у шоу-бизнеса законы тяжелые, жесткие. Все равно это нужно придумать, нужно себя грамотно подавать, нужно уметь играть по этим правилам. И еще мне кажется важным, чтобы фестиваль «МАМАКАБО» позиционировал себя как фестиваль интеллектуальной элиты. То есть человек, который считает себя элитой, должен считать для себя важным принять участие в этом фестивале. А это важно и для привлечения народа. Народ пойдет на фестиваль, потому что туда пойдет элита. Он может сначала и не понять эту музыку, но потом от внешнего поведения придет внутреннее понимание, это неизбежно. Как если хочешь, чтобы у тебя было хорошее настроение, улыбнись, и оно обязательно придет.

- Вероятно, не надо бояться использовать те же самые средства шоу-бизнеса в благих целях, не бояться яркой, броской, но не китчевой рекламы. Людей нужно сначала привлечь броским образом, а потом они сами будут благодарны, что их «заманили». Если ты уверен в качестве продукта, то почему бы не использовать в пространстве шоу-бизнеса его же оружие?

- Согласна, нужно просто все использовать с умом. Не вопрос.

- Еще мне кажется, что такой фестиваль как «МАМАКАБО», может делаться только в единстве всех музыкантов.

- Я думаю, фестиваль «МАМАКАБО» не должен ни с кем бороться. Он не должен бороться ни с фонограммой, ни с попсой. Потому что как только ты вступаешь в борьбу, там другие законы. Музыка»МАМАКАБО» сильна тем, что она ни с кем не борется. Она есть и есть. Хочешь – слушай, не хочешь – не слушай. А когда начинаешь бороться – все. Тут уже нужно очень много сил, и здесь совсем другие правила. Мне кажется очень хорошей мысль, что это фестиваль Андрея Баранова, что люди объединились в память о друге. Когда, может быть, не будет сил, и не будет желания, и люди, не дай Бог, разругаются, то вот именно то, что они делают это в память, будет их удерживать. Простая мысль – «Давайте делать это, пока мы живы и пока мы имеем силы. Просто потому что мы все живые». Ведь это ужасно - делая что-то в память, понимать, что можно было все сделать гораздо раньше. Эта мысль, может быть, придаст им сил и остановит в тот момент, когда будет сложнее всего. «Ребята, мы можем ссориться, можем делить деньги, но есть память, и если мы решили это сделать, как память, давайте будем честны до конца. Либо мы деньги зарабатываем, либо мы памятник делаем». Что до объединения, то мне кажется, это должно приносить всем удовольствие. Когда это приносит удовольствие, то это по-настоящему. Идея, миссия - это не наш путь. Это американцы любят придумывать идеи и миссии. Мне кажется – и я это вижу - что наши музыканты просто получают колоссальное удовольствие оттого, что они играют вместе, и я получаю от этого колоссальное удовольствие. Вот вчера Эдгар играл, и мне показалось, что он был очень холодный, закрытый, а хотелось бы от него большей отдачи. Ведь зал сидит, слушает, и зал очень открытый. Как правило, на фестивалях вообще зал очень восприимчивый, зрители реагируют на все очень чутко. Народ очень восприимчив к фальши и правде. Все должно быть честно.

- Юля, а какие Вы видите перспективы развития фестиваля?

- Вот здесь я даже боюсь думать. Потому что я тоже творческий человек, у меня есть свои идеи на этот счет… Главное - хотелось бы, чтобы это продолжалось. Хотелось бы, чтобы это был ну если не «пир духа», то хотя бы главное музыкальное событие города. Фестиваль должен быть и остаться. Иначе – вот уже один наш музыкант Женя Рок уехал в Техас, другие разъезжаются. Они просто все разъедутся, хорошие музыканты, потому что почему-то там, на Западе, они востребованы, а у нас почему-то нет.

- Хотя по зрительским реакциям выясняется, что как раз это у продюсеров шоу-бизнеса эти музыканты не востребованы, а зрители очень даже «за».

- Да, конечно. Пусть пока немного, пусть пока хоть вот этот зал, но у этих 600 человек есть друзья, есть дети, многие пришли с детьми.

- Некоторые даже с родителями.

- Да, я вот сама с мамой пришла. Процесс какой-то пойдет, но пойдет медленно – надо просто набраться терпения – сразу ничего не будет, на самом деле. Я очень боюсь, что они потеряют ну если не надежду, то силы. Это надо делать, и очень хорошо, что это происходит в провинции. Очень хорошо, что это не Питер и не Москва. Конечно, фестиваль должен быть и там, но здесь совсем другая атмосфера, совсем другие люди.

- Я это тоже почувствовала по замечательным живым реакциям зала.

- И мне очень приятно, что Вологда – один из первых городов фестиваля»МАМАКАБО» в его туре по городам России. Ведь фестиваль уже проходил в нескольких городах.

- Да, Вологда, Волжск, Самара, в мае едем в Петербург…

- У меня просто гордость за наш город, что у нас, здесь, в Вологде проходит такой фестиваль. Я о нем всегда всем рассказываю, и у меня мама всем о нем рассказывает, даже на кафедре в институте, что есть такой уникальный фестиваль»МАМАКАБО». Может быть, на следующий год придет еще больше людей. Главное - это должно остаться. Я верю, что это останется.

Беседовала Любовь Павличенко

Любовь Павличенко берет интервью у Юлии Арсеньевой




© ММФ «МАМАКАБО», 2005-2010. E-mail: mail@mamakabo.ru.
© Дизайн: Леонид Шмельков, Юлия Гри, по мотивам рисунков Юрия Петухова.
Сайт создан при поддержке компании «МИЭЛЬ».
 
проба пера return_links(); ?>